Реклама

Михаил Гнатюк: “Музыка – не просто искусство, это плод культурного слоя”

Редакция «КН» продолжает рубрику «Я каховчанин», в которой знакомит своих читателей с талантливыми жителями города. Героем сегодняшнего выпуска стал Михаил Гнатюк – профессиональный оперный певец, священнослужитель Украинской православной церкви, который смог совместить служение Богу с вокальным искусством.
Журналисту «Каховских новостей» удалось пообщаться с Михаилом во время его выступления на благотворительном концерте «От сердца к сердцу», проходившем не так давно в нашем городе . Певец рассказал о себе, о том, как учился и работал в оперных театрах, а также поведал о своих планах на будущее, в частности, об оперной жизни в Каховке.

– Здравствуйте, Михаил. Расскажите, пожалуйста, кто изначально Вам прививал любовь к музыке, к пению?
– Отец. Он не был профессиональным музыкантом, но очень любил музыку, особенно писать и петь песни. Частенько в детстве он придумывал для нас какие-то несложные спектакли, которые мы сами играли на разных домашних праздниках.

– Я так понимаю, что Вы вначале учились в Каховской школе искусств. Потом было музыкальное училище. А дальше?
– Совершенно верно. Вначале у меня было юношеское желание учится в музыкальной школе. Кроме уроков по вокалу я учился играть на бас-гитаре, аккордеоне и фортепиано. Пел в каховской группе «Клуб» (нынешний «Red Fox», рук. В. Маракин).
После музыкальной школы поступил в Киевское музыкальное училище имени Глиэра, а потом, после окончание трех курсов, поступил и окончил Национальную музыкальную академию Украины имени Чайковского.

– Михаил, почему выбрали оперу? Ведь, наверное, проще быть певцом эстрадного жанра?
– Честно говоря, мне всегда хотелось чего-то серьезного в музыке. Хотел понять, от чего она пошла. И как потом выяснилось для меня, все пошло из классики. И рок, и джаз, и все остальные жанры. Зная классику, можно исполнять все. Ведь это азы, это база, которая учит, как правильно проходит звукоизвлечение. Например, Александра Пономарева мы знаем как очень известного эстрадного исполнителя. Но у него же сильный голос, с помощью которого он может покорять вершины оперного искусства. Та же Джамала и другие. Просто они нашли себя именно в своем жанре. Тоже самое касается и рок певцов.
Еще тогда, когда я учился в музыкальном училище, у меня был прекрасный педагог оперной школы Дмитрий Джолас, который смог меня завлечь в мир классической музыки и оперного пения.
В консерватории я продолжал работать над собой. Мне в этом очень помог народный артист и солист национальной оперы Александр Востряков.

– Почему после учебы Вы все же решили посвятить свою дальнейшую жизнь служению Богу?
– Еще в детстве у меня была мечта стать священнослужителем. После окончания музыкальной академии я работал в Киевском оперном театре. И случилось так, что нужно было сделать выбор между профессиональным певцом и священником. В итоге я выбрал путь служения Богу, но при этом продолжаю петь и выступать.

– То есть, для Вас на сегодняшний день оперное пение – хобби?
– Нет, не совсем. С большой театральной сценой я не распрощался. На сегодняшний день продолжаю сотрудничать с Полтавским театром.

– Как у Вас получается все совмещать?
– Замечательно получается. Все плавно и взаимосвязано. Я ведь никогда не ставлю никаких табу. Везде есть свобода, и церковь дает мне возможность развиваться также и в творческом направлении.

– Михаил, я так понимаю, что Вы полиглот, так как можете исполнять арии на многих иностранных языках. Или все же существуют уже готовые музыкальные программы с текстом перевода?
– В училище изучал французский. В консерватории – итальянский. Но полиглотом себя не считаю. Просто в классике уже есть готовые партитуры с русской и даже с украинской подтекстовкой. Когда я готовлюсь к выступлению на сцене, то вживаюсь в образ своего героя, ну и, конечно же, как артист работаю над собой.

– Были моменты, когда Вы забывали слова во время выступлений?
– Конечно, были. Но я легко выходил из ситуации. Дело в том, что во время выступления мой мозг, зная ритм произведения, уже начинает рифмовать. То есть, подбирает другие подходящие слова в рифму. Иногда это сбивает меня во время выступления.

– Исполняете свои произведения?
– Нет. Понимаете, есть еще много такого интересного, чтоб мне бы хотелось исполнить, поэтому над своим не задумываюсь. Считаю, чтобы что-то написать свое – нужна искра. Увы, пока что у меня такой нет.

– Вам доводилось во время учебы и работы в оперном театре знакомиться с известными людьми искусства?
– Естественно. Дело в том, что все мои преподаватели были очень известными людьми. Например, Дмитрий Гнатюк, Евгения Мирошниченко, Анатолий Пономаренко и другие.
Мне запомнилась работа с мировым дирижером Арманом Гофманом. Вместе с ним ставили в Киеве мировую оперу по роману М.Булгакова «Бег» на музыку всемирно известного украинского композитора Валентина Бибика.
Представьте себе: громадный зал, большая сцена, на которой выступают тридцать солистов, три хора, огромнейший оркестр, который не помещается на сцене. Совершенная музыка современного уровня. В общем, было классно.

– Есть ли у Вас музыкальные кумиры?
– Во время учебы были. Но по мере роста они постоянно менялись. Да и «кумирство», на мой взгляд, проходит с того момента, как ты вырос.
Но если уж так конкретно, то тогда Энрико Карузо и Федор Шаляпин. Это люди, до которых еще расти и расти.

– Какие планы строите на будущее?
– У меня не планы, а мечта. Чтобы жители Каховки увидели настоящую оперную театральную постановку. Можно даже из наших, украинских авторов, того же Котляревского или Лысенко.
Для этой затеи я могу пригласить Полтавский театр, с которым сотрудничаю. Ведь имея такой огромный зал и не маленькую сцену в ДК «Мелиоратор», можно смотреть, что угодно.

Беседовал Олег ТЕРЕЩЕНКО

901